Интервью Главы партии «Союз левых сил» Максима Гольдарба интернет-изданию «ВЕСТИ».

В начале ноября на «левом» политическом фланге произошли перестановки. Социалист Василий Волга передал бразды правления «Союзом левых сил», партией, которую он возглавлял с давних времен (и даже основывал) Максиму Гольдарбу. Адвокату и бывшему прокурору, а также телеведущему и основателю организации «Публичный аудит», известной, кроме всего прочего, проверкой целесообразности повышения тарифов на коммунальные услуги и т.п. «Вести» пообщались с Максимом Гольдарбом, чтобы понять, чем он планирует наполнить легкие украинского «левого» движения, явно истосковавшиеся по кислороду.

«Именно коммунисты поддержали Турчинова»

Максим, с недавних пор вы – председатель партии «Союз левых сил».

– Это правда, со 2 ноября.

– Что это за «Левые силы»? Что за союз, и кто в него входит – на фотографиях со съезда я видел бывшего члена КПУ Александра Голуба, политологов Андрея Ермолаева, Дмитрия Джангирова…

– «Союз левых сил» создавался как союз представителей разных левых партий. Там и социалисты, и коммунисты, и не входящие в обе группы люди, с левой идеологией. Допустим, Василий Волга.

– Он и уступил вам бразды правления партией.

– Он стоял у истоков партии. Партию создали в 2008 году. Ей 11 лет. Это не «воздушный шарик» или выдумка, не мыльный пузырь. Что касается перечисленных людей, Голуб – член партии, а Джангиров и Ермолаев были приглашенными. 2 ноября съезд избрал меня председателем этой партии. Ответ на вопрос «что это за новые силы?» – речь не в том, что «новая метла»-де будет мести по-новому.

Партии необходимы структурные изменения, уточнения и изменения в идеологической программе, реорганизация и немедленное начало участия в политической жизни, причем активной, и где-то даже агрессивной. В этом сомнений нет. «Союз левых сил» станет платформой для всех левых сил в Украине.

Мы готовы объединяться на одном единственном условии – левая идеология, примат человека в отношении с государством, государство как защитная скорлупа для украинского общества и для человека, а не как машина подавления или «разбазаривания», как это есть сегодня. У нас перед интервью пришло «радостное» сообщение из парламента о том, что «Слуги народа» разрешили торговать украинской землей…

– Это еще только первое чтение.

– Это немаловажно. Когда такие вещи поддерживает президент, спикер и «МВФовский» премьер, очевидно, что эту тему они будут педалировать и дальше. Резюмирую: «Союз левых сил» оправдает свое название, я вам обещаю. На этой площади будут объединены нормальные, здравые левые силы Украины.

– Давайте перечислим, что есть в «левом» политическом спектре. Соцпартия после перехода Александра Мороза в коалицию 2006-го года в упадке и раздроблена. Одну из соцпартий возглавлял даже Илья Кива. Компартия борется за то, чтобы ее регистрацию не отменяли. Есть еще «Социалисты» Леонида Кожары. Почему на «левом» фланге такой упадок?

– В первую очередь, сыграл роль человеческий фактор… Хотя сразу хочу заметить: в 2006 году я не занимался политикой, ею я занялся после Майдана, потому что было очевидно, что сидеть и наблюдать, как твою страну «множат на ноль», или над ней начнет развиваться нацистский флаг – точно не хотелось.

– Причислим Мороза к вашим попередникам.

– Я не хочу персонифицировать свой ответ. Общий тренд: боссы левых партий, тех более-менее настоящих левых партий, наверное, заигрались в сильную субъектность. В разъединение. В коммерциализацию. В товарно-рыночные отношения. Не мне судить о том, почему разлетелась Компартия Украины, но хочу напомнить, что именно состав Компартии в парламенте в 2014 году голосовал и за Турчинова как и.о. президента, и за ситуацию с войной на Востоке.

И этого достаточно для того, чтобы показать, что идеологема и моральная сторона в самой партии была в состоянии упадка. И так можно говорить, наверное, о каждой партии. Некоторые «левые» партии создавались исключительно как проект. Допустим, СДПУ(о). Свое отработала и отошла в сторону… У нас, к сожалению, к партиям отношение как к проектам: создали, реализовали, продали, обменяли на голоса. Голоса обменяли на посты и доходы. Все, тема закрылась.

– Недавно обсуждал это с политтехнологом Олегом Постернаком. Он считает, что у партии цикл жизни примерно такой же, как и у неполитических брендов: они и развиваются примерно так же. Ваша партия не повторит эту участь?

– Я скажу, что я хочу. А что будет впереди – одному богу известно. Я хочу, чтобы в Украине нормальные партии строились по примеру развитых государств. Имею в виду, чтобы партия была куском жизни страны и общества на долгие годы. Штаты – демократы и республиканцы. Британия – тоже самое. Германия – ХСС, ХДС. Сейчас правда появились у них достаточно сильные правые конкуренты, но «Die Linke» (немецкие левые) все больше и больше набирают обороты.

«У нас все гибридное»

«Леваки» в Европе никогда не сдавали позиции так как это случилось в Восточной Европе и у нас. В ортодоксальной, старой Европе они удерживают свои сильные позиции, и в том числе в Италии.

– Там тоже. Посмотрите на последние выборы в Испании, что происходит с Латинской Америкой, Юго-Восточной Азией, Китай, в конце концов. Китайцы смогли не растоптать свой флаг, и при этом стать практически первой экономикой мира или сравняться с ней. Мои планы – создать такую партию, которая будет жить, когда самого меня уже не будет. Дай бог вам 200 лет жизни, вы увидите, что через 200 лет эта партия будет на украинском небосклоне и однозначно будет партией власти. Потому что жизнь – это маятник.

Маятник качнул Украину в сторону — разрушения, недонацизма, ненависти, агрессии, неприятия государством своего гражданина – это то, что Украина сегодня проходит. Но маятник начинает возвращаться назад. Не нужно персонифицировать левое поле по трем или четырем политикам, Морозу, Симоненко. Левое поле огромное, это поле людей, которые хотят не убегать из страны, хотят получить свою заслуженную пенсию, прийти к чиновнику и получить от него ту помощь, за которую они платят налоги.

XXI век стер понятия: «это – левые, это – четко правые, это – социализм, коммунизм». У нас появились гибридные войны, гибридная журналистика. Все гибридное. В Украине сегодня прекрасная возможность, мы ею воспользуемся и люди этого хотят. Хотят построить нормальное государство для человека.

– Пару слов о том, чего же хотят люди: майский соцопрос СОЦИСа показал, что украинцы, в сущности, — типично «левая» нация. 23% респондентов сказали, что им импонирует социал-демократическая и социалистическая идеология. 4% поддержали бы коммунистов. Но рейтинг «левых» партий совокупно не превышает 3,6% — почему «левый» народ отказывается голосовать за партии с приставкой «соц-» и «ком-«? Они слишком «красные», слишком «любят Россию»?

Я лично демонстрирую любовь к Украине, если с конца начать. Я за проукраинскую партию, за проукраинскую политику. Мне это интересно. Украина должна быть самостоятельным государством. Я этого хочу. И в нем должны быть сильные, властные и партийные структуры. Люди не голосуют ни за «соц-«, ни за «ком-«, потому что эти партии в последнее время не принимают участие в выборах. Давайте называть вещи своими именами.

– Если по справедливости, то им не дают.

– Это плохо. Что происходит? Жулики разных политических мастей наряжаются очень быстро в «левых», начинают выкрикивать социальные и социалистические лозунги. Хотя за год до этого голосовали в той, «порошенковской», Раде, допустим, за увеличение тарифов на ЖКХ. И тут же выходят из парламента и плачут о том, что люди разоряются из-за этих тарифов. На левом поле нет настоящих левых игроков, а есть просто умельцы вовремя переодеваться.

– Не могу не вспомнить, что недавно избранный лидер «Слуги народа» Александр Корниенко упомянул, что идеология партии будет чем-то средним «между либертарианством и социализмом». Но это разные экономические идеи.

– Очень разные. Либертарианство – идеология, где каждый сам за себя, выживает сильнейший, государство никому ничего не должно. «Мы вам не помогаем, занимайтесь сами», граждане брошены на произвол судьбы. Смог выкрутиться – молодец. Не смог? Старый, пенсионер, учитель, врач – нафиг с пляжа. И тут они говорят о социализме. Как скрестить это? Так не бывает. Это что-то между, простите, на просак похоже. Это глупость и наглость. Очередная попытка обмануть людей. Это кто, «Слуги народа» будут за социализм? Посмотрите на последние законы, которые они приняли. Хоть один назовите, который за то, чтобы облегчить людям жизнь… Мы с вами вспомнили Китай, который сейчас стал первейшей экономикой. Они недавно рис вручную собирали. А сегодня одна из первейших экономик страны. Там есть частная собственность. В том числе на средства производства.

– Даже накопление капитала.

– Совершенно верно. Там нет давления на средний и малый бизнес. Там все работает. Процент иностранных инвестиций знаете какой? Слушаешь «Слуг народа»… Несут чушь ведь! Просто у них есть телевизоры, они могут говорить. И обманывать. Что инвестиции «при нас» увеличились, и приток будет «еще больше». Но при них из всей суммы инвестиций в экономике Украины пришло 0,8% прямых иностранных инвестиций. Задумайтесь.

Как говорил профессор Преображенский, «Двум богам служить нельзя». Нельзя устраивать судьбы иностранных оборванцев, всех этих проходимцев соросовских, Всемирного банка, МВФ. МВФ, на мой взгляд, — это откровенное зло. Оно сконцентрировало в себе и гонит на нас, на страну, «пучки темного света». В том числе, проводя их в жизнь Украины с помощи последних трех своих Кабинетов Министров. Все Кабмины работают на них.

«Азаров сдерживал натиск МВФ»

Последние три – это значит, что приход Западных кругов влияния начался примерно в 2014 году? Когда пришла новая власть после событий 2014 года, нынешние «попередники»?

– Попередники для «Слуг народа».

– Вот получается, что до Порошенко/Яценюка ничего не было, и вдруг Сорос, его влияние, МВФ начали проникать в Украину. Но ведь кредиты брали и при «попередниках попередников» (т.е. при Януковиче)?

– Мы не брали их на условиях, которые влекут за собой разорение экономики страны, украинских семей и домохозяйств. Более того, вспомните Азарова. Он, не стесняясь, говорил о том, что не будет так делать, потому что «гривна полетит в тартарары», «тарифы вырастут», «цены на газ рванут вверх». Это его слова. И надо отдать должное: он делал все для того, чтобы сдержать натиск МВФ. Я искренне считаю, одна из причин того, что его отправили в отставку – это давление МВФ. Что произошло потом, вы знаете без меня.

Не хочу приводить в пример тривиальный «доллар по 8». Я хочу сказать о последних вещах, на которые нужно обращать внимание. За последний год, уже при «зеленой» власти Украина набрала в виде облигаций госзайма порядка $13 млрд под дурные проценты. 13%, даже 16% годовых. Разве при Азарове или до него было такое? Почему такое происходит? Почему гривна удерживается на плаву?

– Речь идет о вымывании из Украины определенных средств.

– Совершенно верно.

– ОВГЗ выпускается как способ привлечь быстрые, пусть дорогие, деньги, которые смогут запустить экономику. Что здесь не так?

– Назовите хоть один момент, где они запустили экономику.

– Не вижу этого. Пока не вижу.

– Вы сами ответили на этот вопрос.

– У них только полгода прошло.

– Нет. Деньги берутся и продолжают их брать таким образом, т.е., под дикие проценты, под продажу облигаций госзайма последние три года. Нынешняя власть стала четким продолжателем дела Гройсмана. При чем она увеличила сумму выпущенных облигаций, и сумму взятых взаймы денег. Назовите хоть одну отрасль, куда эти деньги направлены! Хоть одну. Хоть что-нибудь. Ничего ведь не сделано вообще.

Более того, в голову власти вместо этого приходит мысль о том, что «давайте-де косвенно обложим налогом конечного потребителя». Любой налог на торговца-производителя ляжет потом на нас с вами увеличением цены. Гривна держится для того, чтобы западноевропейский или американский «чувак», купивший на $1 млрд (но в гривне), облигаций украинского госзайма, получил по ним $160 млн. дохода в долларах, проконвертировал. Он же получает купон в гривнах. Ему нужно стабильная гривна. Ее еще больше повышают, доллар «прибивают». Таким образом у него и на этом будет разница. Начало года – доллар 28, конец года – доллар 24. Это значит, что он еще +10% заработает с украинского бюджета. И он забирает эти деньги. Где здесь влияние на экономику? Где хорошо экономике? Где хоть одна запущенная отрасль?

– Если следовать вашей логике, то международное сообщество озвучивает Украине требования: открытие рынка земли, приватизация. Какой будет страна, продолжив такую политику?

– Когда кто-то ратует за то, что что-то надо срочно продать, нужно просто задаться вопросом: «зачем?»

– Государство – слабый собственник, оно не эффективно.

– Кто сказал это?

– Это главный тезис и аргумент, который приводит нынешняя власть.

– Это чушь. При Советском Союзе именно сильное государство выстроило одно из первейших, на тот момент, в мире систем народного хозяйства.

– …а еще породило плановую экономику, перепроизводство чапельников (помните — «держатели» для сковородок из фильма «День выборов»?) и тотальный дефицит товаров.

– Я не зря сказал о том, что в свое время сильное государство выстроило машиностроение, промышленность, запустила сельское хозяйство. И все это – после страшной, губительной войны. А еще оно отправило людей в космос. Я не говорю о том, что были ошибки и серьезные перекосы. Я не говорю о том, что называют «застоем».

Хотя вопрос также спорный. 50 млн людей получили бесплатно от государства квартиры. Расскажите об этом немцам, французам! Они не поверят, это для них сказка. Я не защищаю советский строй. Я привожу пример, что сильное государство работать может. Просто у сильного государства Коболевы (Андрей Коболев, глава НАК «Нафтогаз Украины» – Авт.), директора Укрзализныць – засланцы. Они бы уже давно сидели в камерах за некачественное выполнение своих обязанностей и за руководство отраслями.

Вы говорите о том, что государство – неэффективный собственник. А вспомните капиталистическую Англию, которая забрала назад, в лоно государства, и железные дороги, и шахты. Вспомните Америку в 1930-е. Разве не сильная государственная машина помогла тогда выйти из банковского кризиса? Великую депрессию вспомните. Ведь это сделало государство. Разве не китайское государство, сама государственная машина, держит баланс сил, позволяя Китаю быть на высоте?

Я веду к тому, что все, что они рассказывают, – является чушью. Вы привели сейчас два примера. Они выставили на продажу отраслеобразующие, бюджетообразующие предприятия. Они, по сути, ликвидировали список того, что нельзя раздать, продать, раздерибанить. И сегодня в первом чтении выставили на продажу землю. Начнем от обратного – от земли. Зачем? Что это даст?

«Рынок земли сделает людей ненужными»

Хорошо, вот несколько тезисов, приводимых новой властью. Первый: это позволит «маленькому украинцу» распоряжаться своим земельным паем. Он может получить на эти деньги, деньги с продажи – образование, купить квартиру и т.д.

– Пять последних лет украинские домохозяйства намеренно разоряли для того, чтобы, во-первых, квалифицированные кадры мигрировали, и стали дешевой рабочей силой для Запада. У них это получилось. Во-вторых, чтобы забрать имущество. В данном случае, я говорю о деньгах. Вспомните т.н. «реформу», когда были уничтожены 90 банков, из них выгребли на $100 млрд средств физлиц-граждан Украины. А еще $200 млрд – это деньги малого и среднего бизнеса, лежавшие в этих банках. Их же вообще никто не возвратил.

Плюс к этому добавьте тарифы, цены на газ и т.д. В итоге за 5 последних лет сделали сумасшедше высокой цену на жизнь. При этом не сделано было ничего для того, чтобы дать возможность человеку как-то это компенсировать и зарабатывать. А значит, людей подвели к тому, чтобы все начать распродавать. И сейчас им говорят: люди, у вас есть возможность продать. Продайте и «свалите».

– Второй их аргумент: когда мы продаем землю, мы получаем возможность для захода инвестиций сначала внутриукраинских, после с 2024 года – извне. Правда, нардеп от «Слуги народа» Галина Янченко говорит, что совокупный экономический эффект будет равен всего 10 млрд грн, а это как-то мало.

– У меня второе образование – экономическое. И вот сейчас – буквально на пальцах, чтоб было понятнее, насчет внутренних инвестиций. В Украине 41 млн. гектаров сельхозугодий. Если умножить их на те цифры, которые они озвучили, цена будет примерно $2 тыс за гектар, и получается, что рынок земли, примерная его емкость – $80 млрд. Назовите мне, пожалуйста, украинского инвестора, который эти инвестиции загонит в аграрный сектор.

– У нас нет таких денег в принципе.

– Кто из украинских богачей поверит в то, что надо вкладывать в землю, которую у него отберут? Как можно верить парламенту, в котором один матом ругается, второй просто тупой? Депутату, который хочет быть членом комитета по агрополитике, задают вопрос: «что такое гектар?» — а он ответить не может. Он не знает, что такое гектар! И это «чудо» выставляет на продажу украинскую землю. Да наши инвестиции не зайдут! А теперь поводу иностранных инвестиций: я приведу вам один пример. Семейство бывшего президента и приближенные к нему люди в Винницкой области скупали колхозы, паи, долгосрочные аренды и так далее. Всего они забрали колхозы вместе с 3600 работниками. По состоянию на сейчас эти земли обслуживает около 200 человек.

– Это логичное развитие: зачем держать 2000 человек, если 40 тракторов «John Deere» могут обслуживать 15 человек?

– Не может быть бизнес оторван от жизни. Особенно основополагающий бизнес, вроде сельского хозяйства. Люди тоже должны куда-то деваться. Они поедут либо в Польшу, к панам, либо будут работать на нашей земле. С современными технологиями новый латифундист, особенно иностранный, крупный, вполне может обрабатывать украинскую землю машинами. Люди будут не нужны. И еще быстрее будут изгнаны со своей собственной земли. А с чего вы тогда взяли, что инвестиции будут именно «в Украину»? Заходит крупная сельхозкорпорация, завозит туда свою технику, и эта техника, по сути, обрабатывает землю, выращивает свинок и т.д. Где здесь инвестиции?

– Налоги с продажи свинок, зерна, масла.

– А разве «Слуги народа» проголосовали за налог? Или они приняли закон в пользу правильного налогообложения для украинского бизнеса? Кроме того, что они ввели РРО (регистраторы расчетных операций – Авт.)? Мы им предлагали: чтобы не отягощать малых предпринималелей, позвольте людям не платить налоги на сумму приобретенных РРО. Нет… Поэтому инвестиций в Украину не ожидается. То ли дело, когда земля у вас – ваша. Просто надо правильно организовать ее учет, учет коммерсов, которые ее обрабатывают. Это не сложно при современном уровне техники. Если правильно настроить фискальную систему, большинство произведенного продукта и прибыли от него остаются здесь, в стране. А когда сюда заходят иностранцы, они вообще не думают об этом отечестве. Они думают о своем.

Далее. У государства в собственности 11 миллионов гектаров сельхозземель. Если умножить их на те цифры, о которых говорит власть (около $2 тыс за гектар) – получим $25 млрд. Это деньги, на которые, вероятно, и будет претендовать Украина. Если «слуги», или их начальство, не разворуют эти деньги. При этом агропромышленный комплекс генерирует сегодня $13-15 млрд в год в виде доли в ВВП. То есть ожидаемые $25 млрд Украина генерирует всего за 2 года, не заморачиваясь этой реформой. Но ведь там же другая аргументация. МВФ сказал, кредит не даст…

«Айтишник и хозяин магазина – тоже «левое» ПОЛЕ»

– Допустим, ваша политсила окажется в парламенте. Как вам будет работаться с Владимиром Вятровичем?

– Я думаю, что люди типа Вятровича и другие, разжигавшие национальную рознь, недолго задержатся при «левых» силах в парламенте. Есть понятие: «совершение преступления». За это надо отвечать. Все записывается, все запоминается. Мне жаль, что сегодня правоохранительная система не вспоминает об этих преступниках. Но я уверен, что все, что связано с неонацизмом и сделано ради военных целей, для стравливания граждан двух стран – все это есть преступление. 

– Вы говорите, что «Союз Левых Сил» будет активным, вплоть до «агрессивности». Значит, вам придется генерировать акции, протесты. И в целом «левое» движение – уличное. Вы себя видите уличным политиком?

– Я прежде всего вижу себя человеком, который обустроит эту страну. Или одним из тех, кто сделает это рано или поздно. А методы достижения цели могут быть разными. Но всегда законными. Вариации протестов могут быть разными. Есть мирные протесты. Люди, которых власть доводит до отчаяния своими действиями, имеет право – и обязанность – протестовать. Вплоть до того, чтобы перестать платить налоги этому государству. Чтобы не подпитывать, или дальше будет хуже. Я вот очень хорошо отношусь к украинскому языку, я отлично отношусь к людям, которые говорят на украинском (переходит на украинский – Авт.) І я не бачу, що тут є щось погане. І чекаю, що, поки ця видумана мовна проблема не буде знята с порядку денного України – тим швидше країна повернеться до нормального розвитку.

– Представим, что страна совершила «левый» поворот. Продажа земли, масштабная приватизация, приход в Украину транснационального капитала – процессы обратимые?

– Конечно. Волков боятся – в лес не ходить. Это жизненно важные моменты. Смысл пенсионной системы в том, чтобы, работая, вы отдвали часть денег в Пенсионный фонд сейчас, а потом – получали деньги, когда устали. Вы сейчас кредитуете государство. И вот сегодня эту отрасль «реформируют». Плюс медицинская «реформа» — ее тоже нужно приплюсовать к валу «гадости».

– Насколько я понимаю, в пенсионной сфере продолжение постсоветской системы невозможно: слишком мало работающих людей, слишком много пенсионеров. Что-то нужно делать в любом случае. Вот какой у нас дефицит Пенсфонда?

– Как правило, озвучивают цифру в 140 млрд грн. Вы и вправду считаете, что при таком дефиците государство имеет право обречь на добрую смерть 10 миллионов своих сограждан? И еще: нам кроме этой реформы какой-либо еще выход предложили? А это говорит об одном: целью «реформы» является минус 10 млн граждан.

А как вы будете сейчас накапливать деньги в гривнах, передавая часть в Пенсионный фонд, когда на ваших глазах рухнули серьезные банки? Уверен, вы не решитесь! А если что, — при той системе безнаказанности и безответственности, что в нашей стране процветает, — ваши деньги точно улетучатся. Да, есть дисбалансы и диспропорции. Но ими нужно заниматься! Вне всяких сомнений, кроме того, что «левая» сила наладит хорошую работу правоохранительной системы, она отменит, как неконституционные, все названные выше «реформы». Как, кстати, и законодательство, которое принимается не в интересах Украины. В том числе разбазаривание госактивов и земель. Мы приводили в пример КНР, как вторую экономику мира. Страна сейчас проводит ревизию хищнической приватизации, которая произошла там в 90-е годы. И это правильно. Потому что нельзя отрасль забрать за копейки!

– Манифест коммунистической партии читали?

– Да, еще в школе. Некоторые вещи очень благоразумны. Но нельзя то, что было в XIX веке, с точностью «до буковки» переносить в сегодняшние реалии. Левое поле огромное. Это не только рабочие у станка, это не только колхозник, которого согнал со своей земли прошлый президент. Но и хозяин маленького магазина, который трудится с утра до ночи. А также это айтишник, который просто — умный парень, создающий ферму для майнинга биткоинов. Ах, да, кстати: его СБУ из-за этого теперь называет «врагом страны» и забирает у него компьютеры и биткоины. Да, он – традиционное «левое» поле. Новый век диктует новые законы. И сегодня даже те, кто использует наемный труд, чтобы выжить, — также являются типично «левыми» по убеждениям.

Блиц-вопросы

– Сериал, который вы посмотрели последними, и который вам «зашел»?

– «Да, господин министр».

– Из каких СМИ черпаете информацию?

– В основном, читаю ленту соцсетей. Из серьезных СМИ – «The Washington Post» или немецкий «Deutsche Welle». Я стараюсь делать микс: одни пишут одно, другие – другое, а дальше нужно подводить черту и выбирать что-то среднее. Тем более, мне повезло, у меня в «Публичном аудите» работают прекрасные аналитики, которые мне могут давать выжимку происходящего за каждый день.

– Какой доход вы считаете оптимальным, для того, что называется безбедной жизнью?

– Хотя бы $1,5-2 тыс в месяц.

– Вы обеспечили себе такой доход?

– Я не бедный человек.

– Кто из ныне здравствующих или недавно умерших украинцев, по-вашему, достоин того, чтобы ему воздвигли памятник?

– Я думаю, что не выгодно и не модно сейчас ставить памятники, их модно ломать и сносить.

– Какую персону, не задумываясь, вы бы отторгли от украинской политики?

– Петра Порошенко.

– Предпочитаете жизнь в достатке или счастливую, но бедную?

– Счастливую в достатке. В одной из основных линий нашей политической партии будет социальный максимум. Мне не нравятся ни «минимальные» пенсии, ни «социальный минимум» или еще какой-то «минимум». Когда эти слова звучат, то тебя словно прибивают к плинтусу. А вот «максимум» звучит классно.

– С кем бы вы пошли в разведку?

– У меня есть друзья, с которыми я пойду в разведку. Мне повезло!