22 апреля. День Рождения Владимира Ильича Ульянова (Ленина).

Гегель учил, что истина противоречива.

В истории человечества трудно найти более противоречивую и более масштабную личность, чем Ленин. Его гений (добрый или злой?) перевернул мир.

На протяжении всей истории человечества, с того момента, как только люди вышли из первобытнообщинной формы отношений, как только первый человек произнес слово: «мое!», как только первый раз человек убил другого человека за то, что тот взял это самое «мое»; с тех самых пор, человечество не прекращало служить «Золотому тельцу». Тысячелетиями собственность была выше человека. Тысячелетиями, вплоть до 1917 года.

Многие мечтали о построении такого общества, в котором человек будет дороже денег. Общества, в котором пропадет сам смысл убийства ради собственности. Маркс называл это коммунистическим обществом и доказывал, что оно неизбежно наступит, ибо такова, по его мнению, логика исторического процесса, таковы законы общественного развития.

Маркс мечтал. Ленин решил сделать.

Маркс говорил, что не надо торопиться. Он говорил, что производственные силы и производственные отношения должны достигнуть максимального уровня своего развития именно при капитализме. Он говорил, что невозможно перерождение общества капиталистического в общество коммунистическое до тех пор, пока оно еще не развилось до своей высшей степени, до тех пор, пока капиталистическая система отношений не стала тормозить сам процесс дальнейшего поступательного движения, до тех пор, пока капитализм еще остается прогрессивной формой общественно-экономических отношений. Маркс говорил – не торопитесь. Все должно, и главное (!) – все может происходить только в соответствии с логикой исторического процесса, в соответствии с гегелевской логикой. Ленин решил, что Маркс ошибался.

И Ленин перевернул мир.

Переворот был кровавый. Угнетенные самым страшным способом расправлялись со своими угнетателями. Эксплуатируемые классы вспарывали животы, вешали, рубили головы, расстреливали своих эксплуататоров. Самые обездоленные – пролетариат и беднейшее крестьянство – установили свою диктатуру. Ленин учил, что без установления Диктатуры, подавить сопротивление господствующего класса невозможно. Диктатура была установлена.

Важно правильно понимать, что такое Диктатура пролетариата. Это (в конечном итоге) право пролетария (рабочего) казнить любого представителя эксплуататорских классов без суда и следствия, руководствуясь только совей пролетарской сознательностью. Первая фаза Диктатуры пролетариата — это красный террор, который возник, как ответ на Сопротивление устраненных от власти эксплуататорских классов.

«Иванов, почему ты расстрелял эту семью?»
«Так ведь они ж буржуи!»
«Молодец Иванов! Имеешь право!»

Ленина поддержали массы. Иначе объяснить победу над интервентами и победу в Гражданской войне – невозможно.

Шестнадцать самых развитых государств мира напали на молодую, разрушенную, находившуюся в управленческом и экономическом хаосе лапотную Советскую Россию. Белое движение, поддерживаемое всем капиталистическим миром, поддерживаемое сильнейшими контрреволюционными силами внутри самой Советской Республики, руководимое царскими генералами, мечтавшими о возвращении своей собственности и о виселицах для «взбунтовавшихся холопов» — все это вместе взятое оказалось слабее Ленина.

За Лениным встали массы. Ленин победил.

Благодаря той его победе было построено первое в мире бесклассовое общество. Путь к этому обществу был кровавым.

Тот, кто знаком с работами Ленина (а я рискну заявить, что я очень хорошо с ними знаком) знает, что хаос 17-го года был неизбежен. Это не большевики сделали революцию. Это сделали народные массы. Большевики всегда были рядом. Они внимательно следили и вовремя реагировали на каждое возмущение общественного организма, а когда подошел их момент, когда власть просто валялась на земле, подобно ненужной грязной тряпке, Ленин направил большевиков, которые уже имели двадцатилетний опыт революционной, подпольной, террористической, уличной, фронтовой и любой другой борьбы – в самое нужное место. Он направил их на верхушку народной волны, которая очень во многом была слепа, как слепа любая волна любой народной революции. Большевики оседлали возбужденную народную массу и очень быстро и стремительно установили свою Диктатуру.

Что было бы, не действуй Ленин так решительно и жестоко?

Было бы то же самое, что происходило с очень многими революциями до и после него. Революция захлебнулась бы, и была бы реакция. Эксплуататоры повесили бы многие тысячи своих взбунтовавшихся эксплуатируемых и продолжали бы убивать их дальше. Решительность и жестокость Ленина была направлена на то, чтобы не допустить этой реакции. Эксплуатируемые добили многие тысячи своих эксплуататоров и других своих сограждан, которые не захотели верить Ленину, и таким образом Революция победила.

Вот такая была кровавая картина. И последствия её были бы так же неизбежно кровавыми: победи не Ленин, а его противники.

Возможен ли был третий путь? Не знаю. Скажу только честно. Я не был бы ни с Лениным, ни с его противниками.

Ведь даже сегодня мы, ненавидя друг друга, часто, среди прочего, ненавидим друг друга именно за наше различное отношение к Владимиру Ульянову (Ленину).

Я не праздную сегодняшний день. Я его отмечаю. Отмечаю, что он есть. Что в этот день родился человек, разделивший мир на две системы.

Так же я признаю, что в его трудах есть очень много толкового и очень много страшного.

Толковое необходимо использовать.

Василий Волга