Я давно хотел это сделать, но все не случалось. А вот сегодня и повод есть – сегодня Церковь отмечает Усекновения Головы Иоанна Предтечи – и обстоятельства моей жизни так сложились, что я имею время подумать и нахожусь в таком месте, которое позволяет написать историю жизни Иоанна, как она видится мне.

Иоанн Креститель и Иисус из Назаретат были в некотором смысле родственниками. Их матери – Мария и Елисавета – состояли в некоторой степени родства. Родство это не было близким и точно определить его сегодня не представляется возможным, ибо известно, что Есливета была родом из колена Левиина, а Мария из колена Иудина, но они были достаточно близки, для того, чтобы Мария могла прожить в доме Елисаветы три месяца на её попечении.

Елисавета – мать Иоанна Крестителя – была очень пожилой женщиной и была она женой священника Захарии. Соседи за глаза называли её «Елисавета бесплодная». Не дал ей Господь детей. В древнем Израиле такое положение дел считалось проклятием. И она, и муж её Захария, который был значительно старше её, всю жизнь несли на себе эту тяжесть религиозной общественной обструкции. Нам сегодня трудно это даже представить, но те, кто имел или имеет сегодня отношение к ортодоксальным еврейским общинам, могут понять, что это такое – религиозная общественная обструкция. Это все равно, что всю жизнь быть носителем возбудителя холеры, когда все вокруг знают, что ты таковым являешься.

И если Елисавета молча и в домашнем затворе носила на себе эту тяжелую печать, то её муж Захария был священником и периодически, как то предусматривала Храмовая роспись (специальный график последовательности служения священников Иерусалимского Храма), он был обязан являться в Иерусалим и выполнять свои обязанности.

Люди роптали, как обычно это и делают люди: «проклятый» священник предстоит Престолу Божию и молит Бога о благополучии народа. Захарию почти ненавидели. Многие говорили о том, что проблемы еврейского народа, его порабощение римлянами, стали возможны именно по той причине, что вот «такие» священники служат в Храме Соломона.

Тем не менее, история Иоанна Крестителя началась именно там, в Иерусалимском Храме.

Однажды, когда было время Захарии служить, и выпала его очередь войти в Храм к жертвеннику, а весь народ находился во вне помещения Храма, он, взяв кадило, вошел во внутрь. И тут же он увидел неизвестно откуда явившегося молодого человека в белой одежде, который стоял рядом с жертвенником и, как ни в чем не бывало, обратился к Захарии. Юноша сказал священнику, что через год у него родится сын, и сказал ему, что назвать сына следует Иоанн. Так же юноша сказал, что рожденное дитя родится для выполнения важнейшей миссии: он должен будет указать человечеству на Христа. Т.е. сын Захарии будет именно тем, кто в соответствии с древним пророчеством, будет Божьим перстом, указующим на Сына Божьего.

Захария, будучи ошарашен, не совсем еще понимая с чем он столкнулся, не нашелся ничего другого сказать, кроме как высказать недоумение. Он сказал ангелу, что странно все это, ведь и он стар, и жена его стара, и как это вообще всё может быть?

Юноша посмотрел на священника, понял, что тот пока еще далек от понимания настоящего момента и напрямую сказал ему, что он есть Архангел Гавриил, которого послал Сам Бог, для того, чтобы сказать Захарии то, что он ему сказал. И чтобы священник оставил все сомнения и не мешал более божию проведению, ангел лишил его способности говорить ровно до тех пор, пока не родится Иоанн.

Видение пропало.

Народ, стоявший во вне Храма уже стал волноваться. Слишком долго священник не выходил от жертвенника. Но когда он вышел, все поняли, что там, в Храме, что-то произошло. Ибо Захария выглядел потерянным и не мог говорить. Его тут же отправили домой.

Елисавета зачала. Она боялась сглазить. Полгода она скрывала беременность от соседей, знакомых, от случайных взглядов, так сильно она жаждала этого ребенка.

Когда же ребенок родился и родня решала, как его назвать, кто-то предложил назвать его Захарией, в честь отца его. Но немой священник возмущенно замахал руками, давая знаками понять, что имя его должно быть другим. Каким же? – спросили родственники, и дали ему восковую табличку и трость для письма. Захария написал: «Иоанн, имя ему».

И тут же к нему вернулась способность говорить.

Что происходило с Иоанном до тридцати лет доподлинно мы не знаем. Предание рассказывает страшную историю:

Через полгода вслед за Иоанном родился Иисус, и еще через какое-то время Ирод, царь Иудеи, издал тот самый знаменитый Указ об убийстве всех младенцев не старше двух лет, которые были рождены в Вифлееме. Ирод знал пророчество о том, что в Вифлееме должен родиться будущий Царь Иудейский, и он решил не рисковать – и уничтожить всех младенцев, которые родились там примерно в то время, на которое указывало пророчество. Священник Захария жил в другом городе, но и за его ребенком пришли. Слишком уж была известна история рождения его сына, которую передавали из уст в уста и многие считали, что именно Иоанн будет Христом.

Предание рассказывает, что Елисавета, буквально на кануне этих страшных событий, получила откровение о том, что ей надо бежать в пустыню и спасать младенца. Она была одна. Её муж Захария вновь служил в Храме в соответствии со своей очередью. Но не раздумывая и не дожидаясь его Елисавета бежала одна с младенцем. Убийцы пришли уже в пустой дом. Тогда они отправились в Иерусалим к Захарии, чтобы узнать у него место возможного побега жены и ребенка. Захария ничего не знал, да если бы и знал, то вряд ли сказал бы. Посланные Иродом убили Захарию прямо в Храме у подножия жертвенника. Как потом уже через пятнадцать веков знаменитый их последователь Малюта Скуратов убил по указанию Ивана Грозного смещенного им митрополита Московского и всея Руси Филиппа.

Елисавета бежала с младенцем в пустыню называемую Кумран. Мы знаем, что она умерла, когда Иоанн был еще совсем маленьким ребенком, и выжить он смог, скорее всего, только благодаря кумранским отшельникам, которые имели там свои монастыри. Современные раскопки, те самые, в которых были обнаружены знаменитые Кумранские рукописи, подтвердившие аутентичность Ветхозаветных книг Библии, указывают на существование в то время в Кумране пещерных монастырей секты Ессеев, о которых писали Иосиф Флавий, Филон Иудейский и Плиний Старший.

Евреи считали недопустимым хоть какое бы то ни было публичное служение ранее тридцати лет. Но тем не менее, аскетический образ жизни Иоанна и его мудрость стали известны в Израиле еще задолго до того, как ему исполнилось тридцать лет. И когда он, по достижению им тридцатилетнего возраста, появился в окрестностях Иерусалима и начал свою проповедь, люди массово пошли к нему за духовной пищей. Иоанн проповедовал и крестил людей крещением покаяния. Он говорил о том, что он послан перед Мессией. Что народу израильскому настало время каяться в своих грехах, очищать свои души, очищать свои сердца, ибо уже близко, ибо уже Христос является миру. Иоанн не знал Кто Он. Но Иоанн точно знал, что когда Он явится, то Он его узнает.

И потом было Богоявление. На Иордане.

Сегодня, после того, как в 1994 году был подписан в конце концов Мирный Договор между Израилем и Иорданией, которая в 1967 году, в составе огромной силы Лиги Арабских государств напала на маленький Израиль, и потерпела вместе со всей этой Лигой сокрушительное поражение от Израиля всего за шесть дней, сегодня каждый может побывать на том месте, где Иоанн крестил Иисуса. Место это уникально еще и тем, что это самое низкое место на земле. Четыреста метров ниже уровня моря. Словно символ того, что Крещение дает возможность человеку, освободившись от греха, подняться духом своим из суетных низин на духовные вершины вслед за Христом.

Иоанн узнал в Иисусе Христа и сказал об этом людям.

Между ними состоялся короткий разговор. Иисус попросил Иоанна крестить Его. Иоанн не понял — зачем? Ведь если Ты – Христос, то ты безгрешен. Зачем Тебе нужно мое крещение во оставление грехов? Мне надобно от Тебя креститься…
Но Иисус сказал – оставь, так надо.
Иоанн крестил Иисуса. И сразу после Крещения он увидел Духа Святого, в виде голубя сходящего на Христа, и услышал глас с небес: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение». (Мтф.3:17)

Так Бог явился людям. Так была исполнена миссия Иоанна Крестителя. Больше у него дел на земле не было. И он это понимал и остро чувствовал. Он пришел только для того, чтобы приготовить путь Господу.

Однажды ученики Иоанна пришли к нему с жалобой и непониманием. Они сказали ему, что Тот, которого он крестил в Иордане, теперь Сам проповедует и крестит, и что многие ученики Иоанна ушли к Нему. На что Иоанн сказал им, что так должно быть, ибо «Ему должно расти, а мне умаляться». (Ин.3:30).

Миссия Иоанна была закончена. Ему пора было домой, к Богу.

Он был арестован царем Иродом за то, что публично обвинял того во грехе. Царь взял себе в жёны Иродиаду — жену брата своего Филиппа, когда брат был еще жив. Это строго запрещалось иудейским Законом.
Но казнить арестованного Ирод боялся, ибо боялся возмущения в народе, потому что народ считал Иоанна святым. Да и сам Ирод стал частенько наведываться в тюрьму к Иоанну и разговаривать с ним. Ирод уже подумывал о том, как бы отпустить Иоанна, но против была его жена Иродиада. Она ненавидела Иоанна всей силой своей женской ненависти, считая, что Иоанн – угроза её счастью.

И тут подвернулся случай. Во дворце был большой праздник – День Рождения Царя. Ирод пригласил много гостей и устроил пышное угощение. У Иродиады была дочь от первого брака – красавица Саломея. Ничего Саломея так не любила, как танцы. Она была виртуозом этого искусства. И когда гости царя уже порядком выпили и поели, Ирод попросил Саломею танцевать для них.
Саломея танцевала. И так это понравилось Ироду, и так капали слюни у всех присутствовавших, что в пьяном душевном порыве Ирод сказал Саломеи, что она может просить у него всё что захочет, даже до половины царства его, он исполнит.

Саломея побежала к своей матери и рассказала ей, что царь дал слово от которого теперь не отступится, ибо дал его публично, при гостях. Что просить?

Иродиада не раздумывала. Зачем ей полцарства? Через брачное ложе она уже владела всем, что принадлежало Ироду. Была только одна помеха, которая могла её всего этого лишить – Иоанн, к которому Ирод зачастил и стал слишком сильно к нему прислушиваться. Иродиада научила свою дочь просить у Ирода голову Иоанна Крестителя. Прямо сейчас. На блюде.

Саломея так и поступила.

Ирод опечалился. Но делать было нечего. Ради царского слова он отдал повеление, и палач тут же спустился в темницу и отрезал Иоанну голову.
На золотом блюде голова была положена к ногам Иродиады.
Она была довольна.

Вот такой сегодня праздник, православные.
И грустный, и святой.

Но грустный он только в нашем понимании, в человеческом. Для Бога же, умирая мы рождаемся в другую жизнь — в вечную. Так что все же — праздник!

О самом же Иоанне Крестителе Иисус Христос сказал, что за все время существования человечества не было более великого пророка и более великого человека, чем Иоанн Креститель.

С Праздником Вас, православные.

Василий Волга