Уже больше двадцати лет я живу за городом и по понятным причинам редко пользуюсь метро. Так редко, что в киевском метро я был, наверное, лет семь назад.

Вчера вечером мне пришлось проехать от станции «Лыбидская» до станции «Нивки» и обратно, с пересадкой на «Крещатике».

Многие вещи меня расстраивают в послереволюционном Киеве: здесь и «уставшие» мосты, и разрушенное лифтовое хозяйство, и сплошь загаженные тротуары, и уже полное отсутствие дорожного покрытия на всех без исключения второстепенных дорогах, и сплошные латки и ямы на дорогах главных, но Метро вчера произвело на меня неизгладимо угнетающее впечатление.

Помню, как я любил Метро своего детства. Мы всегда гордились тем, что Киевское Метро очень чистое, красивое и архитектурное. Москвичи, конечно, тоже любили свое Метро, но меня оно всегда в те времена пугало своей величиной и неизвестностью. Хотя, конечно, надо признать, что всё метро Советского Союза выгодно отличалось даже от современного Метро Нью-Йорка.

Я спустился в Метро на станции «Лыбидская» со стороны Большой Васильковской. Было это около половины восьмого вечера и народу было уже не много. Возле стеклянных дверей при входе к турникетам спал страшный бомж в огромной грязной шубе неопределенного цвета, выставив на всеобщее обозрение распухшую, синюю и пораженную язвами голую ногу.

В окошке кассы, за мутным стеклом стояло объявление, нарисованное шариковой ручкой на бумажке вырванной из школьной тетради в клеточку. Объявление гласило, что жетон в одну сторону стоит восемь гривен. Я попросил два.
Мне выдали два пластиковых зеленых крглешка, которые были такого вида, словно их грызли от злости, и я пошел к турникету.

Оказалось, что не через каждый турникет можно было пройти с моими жетонами. На некоторых из них то место, куда раньше надо было опускать жетон, заклеено лейкопластырем. Только два турникета оказались пригодны для жетонов.

Сразу за турникетом стояла женщина в синей форме работника метро. Я поинтересовался по какой причине жетонами можно пользоваться только в двух турникетах. Женщина мне ответила, что это такая новая философия Метрополитена, направленная на то, чтобы «вот этот варварский способ прохода при помощи жетонов изжить окончательно, и чтобы заставить всех киевлян и гостей столицы пользоваться пластиковыми картами».

Что ж. Очень подробное объяснение, которое во всей полноте объясняет каким образом «подрабатывает» новое руководство метрополитена.

Электрички и вагоны метро произвели на меня удручающее впечатление.

Они не только выглядят старыми и засаленными, они пахнут старостью. Так пахнет старая хрущевка в которой уже много лет живут старые люди, где скопилось много старых вещей, и где на полу лежит дырявый линолеум.

Возле каждого сиденья в пролете между окнами вагона наклеена маленькая бирка на которой написано: «Рекламное место принадлежит фирме «…»».
Сверху приклеен кусок фанеры, к которому приклеены разнообразные рекламные буклеты.
Уже выходя из вагона я увидел, что и на грязном стекле раздвигающихся дверей тоже была приклеена маленькая реклама на которой полуголая женщина льнула к полуголому мужчине и текс гласил: «Первое занятие бесплатно. Курсы соблазнения для мужчин. Измени свою жизнь навсегда».

Я вышел на Нивках, встретился с товарищем, мы поговорили и я отправился обратно. Оказалось, что на станции «Нивки» жетонами воспользоваться нельзя вообще, все пазы для жетонов на всех турникетах заклеены изолентой. Я так же поинтересовался у женщины, которая сидела рядом с турникетами в стеклянной будке: а как мне быть? Пожилая полная с тонкими губами женщина вдруг вытаращила на меня глаза, затряслась и закричала: «Сколько вам идиотам можно объяснять, что здесь нет прохода по жетонам?!». Я опешил и спросил: «Что с Вами? Вы можете не кричать, а просто объяснить, что мне делать?». Женщина, не прекращая трясти кулаком в мою сторону, прокричала: «Я бы уже поубивала вас всех. Что ж вы все такие тупые? Поднимитесь из метро, пройдите две улицы, зайдите с другого входа и там есть еще один турникет, где можно воспользоваться жетоном».

Я так и сделал. Выйдя из метро я пошел по темным закоулкам, по глубоким ямам без асфальта, проходя трущобы из грязных и уже закрытых ларьков, опустился с другого входа и нашел тот самый турникет, в котором еще можно было использовать жетон.

Возвращался я поздно, что-то около десяти часов вечера. Пассажиров было не много. Уставшие люди возвращались в основном с работы. По всему было видно, что грязь для них стала уже привычной, разбитая кругом плитка и ямы в самом метро никого не смущают, грязь и плохое освещение ничем не хуже, чем грязь и плохое освещение киевских улиц.

Город Киев. Пятнадцатое ноября 2019 года. Шесть лет после начала «Революции достоинства».