Паникадило – это главный большой подсвечник Православного Храма. Это огромная люстра, на которой ранее устанавливалось неисчислимое количество свечей, а сегодня – электрические лампы, стилизованные под свечи.

На фотографии внизу именно такое паникадло Трапезного Храма Киево-Печерской Лавры. Того Храма, возле которого упокоился великий русский реформатор Петр Столыпин, убитый в Киеве 1 сентября 1911 года агентом царской охранки.

Последними словами Столыпина были: «Счастлив умереть за Царя».

Царь не очень любил Столыпина и в истории этой осталось много темных пятен, но каждый раз, бывая в Трапезном Храме Киево-Печерской Лавры, проходя мимо могилы Петра Аркадьевича, я думаю, что именно с этого момента – с 1 сентября 1911 года, а не с позорного поражения в Русско-Японской войне 1905 года, в которую безрассудно втянул Россию её самодержец, и началось постепенное погружение Российской Империи в тяжелый летаргический сон, который родил массу чудовищ, которые не могли не родиться, ибо сон разума, как уже много раз доказывала история, рождает именно их.

Первыми чудовищами оказались родственники царя Николая. Самые близкие родные, дворяне, графья, князья и прочая высоко светская дворовая челядь. Они потребовали от Николая отречься от Престола, в надежде поживиться на теле матушки России, которая уже тогда трещала по швам, погибая на фронтах Первой Мировой Войны.

Затем Февральский переворот, затем Октябрьский, затем на теле уснувшей Империи устроил страшную пляску огонь Гражданской Войны. Брат пошел на брата – вешая, расстреливая, убивая на поле боя, рубая шашками наотмашь.

И тут же, как это обычно и бывает, стервятники «наши партнеры» слетелись поживиться мервечинкой. Шестнадцать самых развитых государств мира отправили свои армии оторвать себе кусок от погибающей Империи.

Интервенция. Гражданская война. Голод. Убийство Царской Семьи.
Чудища вошли в полную силу. Россия казалась уничтоженной.

Но каким-то чудом, здоровые силы Империи стали себя являть в странном, доселе не виданном образе. Они пошли за коммунистами. Народ смог сгруппироваться и, словно мощная пружина, разжавшись, катапультировал из своего тела всё, что было вредоносно и противно самому народному телу. Кто катапультироваться не успел, были раздавлены этой пружиной.

Затем, в страшном кипении голодных событий коллективизации и индустриализации, здоровые конструктивные силы Империи стали собираться вокруг её нового Царя. Царь этот был прямой противоположностью Николаю Романову. Он презирал богатство и роскошь, он еще раньше дважды был ссылаем Царем Николаем в Туруханский Край, из которого дважды бежал, и которого казалось боялась после этого сама Смерть.

Этот новый Царь разбудил Империю. Она проснулась. Она им была воссоздана, взнуздана, возрождена.

Сам же он был любим народом. Он был почитаем народом. Он был выбором народа. Народ ему поклонился добровольно и с восхищением. Народ создал Культ этого нового Царя, но Царь культа был достоин.

Имя этого нового Царя было Иосиф Сталин.

Пришла Великая Война и Сталин повел народ в самую жаровню этого побоища и Империя, им воссозданная, победила.

Именно тогда, во время самых тяжелых и кровопролитных боев Сталин понял, что в основе руководимой им Империи лежит не то новое учение, которое было и к стати, которое позволило так быстро и в короткие сроки вернуть России её исконную силу — он понял, что в основе Империи лежит глубинная духовная её сущность, которая принимает новые надстройки им созданные, но которая остается по сути своей Империей рожденной еще за тысячу лет до него. И он пошел на встречу этой сущности. В 1943 году Сталин встречается с Патриархами Русской Православной Церкви.

Империя возвращается к своим основам и вновь становится непобедимой.

Но Царь умер. И Империя опять погрузилась в сон.

Из почти небытия стали показывать свои головы чудища. Еще только сутки назад, когда Царь был жив, эти чудища подобострастно служили его железной воле, но как только они убедились, что Царь мертв, их лысые головы, жирные шеи и свиные пятаки захрюкали на кукурузу и завыли на мертвого Царя.

Это были детки тех уродцев, которые были рождены первым сном.

Но империя была еще сильна, не так-то просто было погасить энергию народа, который проснулся и поверил в себя. Уродцы трудились не покладая рук. Они нашли новый подход: вместо Культа Личности они принесли Застой. Приятный, пьяный, свободный и безбожный.

И убаюкали.

Уснула Родная. Уснула Родина. Явились внучата уродов. Горбачевы, ельцины, кравчуки, шушкевичи и пр.пр.пр…

На Украине сегодня уже правнуки доделывают дело своих знаменитых уродов. Снова Гражданская война, снова князья, графья, олигархи, снова перевороты.

Поднимая голову вверх во время молитвы в Трапезном Храме Киево-Печерской Лавры, я вижу спящих двуглавых орлов. И почему-то мне кажется, что они будто говорят мне: «Да не переживай ты так сильно, Василий! Ты, конечно, из поколения хлипкого, далеко вам до тех запорожских великих казаков, которые не задумываясь клали свои буйны головы за Землю Русскую и Веру Православную, но до тех пор, пока звучит Литургия в трех Святых Лаврах – в Киево-Печерской, в Святогроской, в Почаевской – до тех пор надежда есть. И ты молись бездельник, если на большее не способен, и будь готов. Время при дверях. Скоро уже».

Василий Волга