Было такое понятие в королевской Франции – третье сословие. К нему относилось 95–97 % населения страны: мелкие буржуа, интеллигенция, служащие, горожане, крестьяне. Это сословие по сути своей было бесправным, угнетаемым, бедным. Люди хотели элементарного: чтобы работали законы, чтобы была еда, чтобы было хоть какое-то равенство перед законами и чтобы маленькая прослойка паразитов (на тот момент – высшая аристократия и духовенство) подвинулась в своих правах и дала поесть всем остальным, а не прожирала Францию.

Людовик XVI не был самым плохим из французских королей. Скажем так, он был никаким – проводите параллель, уважаемые люди. Став королем, он тоже начал борзеть, прожирать бюджет, балдеть. Его жена Мария-Антуанетта, когда ей сказали, что новых налогов нельзя вводить, людям нечего есть, даже хлеба нет, ответила, что «пусть едят пирожные». Это потом ей обошлось в ее собственную голову.

14 июля 1789 года Бастилия пала под натиском парижан. Узнав об этом, король обратился к одному из своих придворных, герцогу Леонкуру, с вопросам-изумлением: «Но ведь это бунт», на что умный герцог ему ответил: «Нет, Ваше Величество, – это революция». И действительно это и стало началом той Великой Французской революции, которая полностью изменила не просто страну, но и весь мир.

Украина

Половина людей – за чертой бедности (по расчетам ООН). Это бедные бесправные люди, у которых просто забрали их имущество.

Маленькая жирующая паразитирующая на стране прослойка олигархов и зеленых слуг, а также бывших министров, депутатов, президентов (их немного по отношению к многомиллионным нам) прожирает страну, прожирает нас, распродает, отдает в залог, в займы, экспортирует как рабочую силу. И всё это с нескрываемой помощью и под покровительством президента.

История имеет свойство повторяться. Иногда – почти с ужасной точностью.

Максим Гольдарб