Врач-иммунолог Андрей Волянский в личной переписке с Максимом Гольдарбом написал: «нас ждет жаркая осень». Поскольку лидер «Союза Левых Сил» ожидал это услышать от кого угодно – главного санврача Ляшко, от министра здравоохранения Степанов, – но только не от практикующего врача, который далек от политических высказываний и всегда проливал на них свой экспертный свет, Максим Гольдарб пригласил Андрея Волянского к себе на интервью, чтобы тот лично расставил все точки над  «і».

О группах риска

М.Г. Андрей, чем вызваны ваши прогнозы относительной «очень жаркой осени»?

А.В. В начале июня еще был строгий карантин и благодаря жестким мероприятиям мы по-прежнему не допустили в Украине первой волны. Многие страны уже прошли первую волну, они пострадали, но у них есть имунная прослойка.

В июне у нас не было заболевших, было крайне мало летальных исходов. Сейчас ситуация уже другая, но у меня главный посыл – не паниковать. Все происходящее можно объяснить на пальцах и дать рациональные алгоритмы действий.

Первый летальный исход был 16 марта и потихонечку мы почти 7 месяцев прожили в карантине. С конца августа началась резкая динамика. Я не оцениваю количество заболевших (это очень размытая цифра, связанная и с тестированием, и с эпид-расследованием), я говорю о более конкретных вещах – о летальных исходах. И если за 7 месяцев у нас было около 15 летальных исходов в сутки, то в сентябре мы вышли на 50 и в октябре превысили этот показатель. Антирекорд – 92 случая в сутки. К сожалению, это не предел, потому что количество будет нарастать, потому что Украина до сих пор не вступила в первую волну.

Количество летальных исходов на миллион жителей является очень весомым параметром. В странах, которые прошли первую волну – Испания, Бельгия, Франция, Великобритания, Италия, Нью-Йорк (штат и город), – люди сейчас болеют, но там практически нет летальных исходов. Там было больше 500 летальных случае на 1 млн жителей. В Украине сейчас он почти 100. То есть, мы прошли пока только кусочек пути, а не пройти его нельзя, он обязателен. И есть только один способ минимизировать количество жертв – по-настоящему адаптивный карантин.

Дело в том, что умирают люди из групп риска. Дети и здоровые взрослые до 45 лет практически не умирают. Они болеют, а очень часто они вообще не знают, что болеют.

К группе риска относятся даже не пожилые люди, а те, у кого букет хронических заболеваний (диабет, гипертоники, сердечники, избыточная масса тела, онко, бронхиальная астма, хроническое заболевание легких). Мы перечислили те группы, которые надо защищать, где летальность может быть очень высокая – до 10 %.

Раньше все больные хроническими заболеваниями были на учете – их нужно вновь выявить, найти, обследовать, пролечить. Нужно перевести этих людей в стойкую ремиссию.

При этом необходимого количества лабораторий, где можно пройти тестирование, нет. Медики не обеспечены средствами защиты в должной мере. 18 тыс. из 30 тыс. коек, имеющихся в стране, уже заняты.

В Украине всего 300 тыс. коеек – из них только 30 тыс. смогли как-то приспособить под коронавирус, и то мы знаем, что не хватает кислородных линий (не все стационары полноценно оборудованы линиями для подачи кислорода).

М. Г. Вопрос: 70 млрд грн хватает на создание 50 тыс. коеек, оборудованных так, как нужно: кислородом, врачом, медсестрой с нормальной доплатой?

А.В. Конечно, хватит, но эти деньги уже потрачены.

М.Г. Из него платили – на дороги, на МВД (плюс еще хотят 2 млрд выделить), на исследование какое-то, на какое-то лоббирование. То есть, деньги были – денег нет, кислорода нет, врачей нет. Зеленский со Шмыгалем – мастера спорта по борьбе с ковидом. А по итогу вы как практикующий врач говорите, что нас ждет жаркая осень.

А.В. Можно еще продолжить: жаркая зима и жарка весна.

Холодный сезон заканчивается не 1 января, а в апреле, он усугубляет проблему.

М. Г. Возможно ли повторение жесткого карантина или это нереально? И целесообразно это или нет?

А.В. Власть должна будет как-то реагировать на ухудшение эпидемиологической ситуации. Вероятно, это состоится уже после выборов.

Наверное, к весне уже будет вакцинация. 20-30 % переболеют – они будут служить для группы риска иммунным щитом.

О вакцинации

М.Г. Украина сама делает вакцину и делает ли она хоть что-то, чтобы эта вакцина у нас была?

А.В. Украина вступила в систему Колас (система очереди). По мнению представителей ВОЗ, Украина получит вакцину во второй половине следующего года, по остаточному принципу. Вакцину разработали в России, Китае, Штатах. Закупать вакцину в этих странах был бы правильным шагом, потому что мы бы получили ее раньше.

М.Г. Что делать украинцам в условиях, когда пока нет вакцин: может быть, привиться от гриппа или от пневмококковой инфекции?

А.В. Эти рекомендации в силе, так как в течение холодного сезона есть риски наслоения одной инфекции на другую. Это называется суперинфекция. Избежать некоторых наслоений можно с помощью вакцинации и это желательно делать именно сейчас.

М.Г. Неготовность в целом государственной машины – раз; неподготовка контингента, который наиболее ранимый, – два; отсутствие денег в казне – три плюс то, что первая волна только сейчас приходит; панический настрой – четыре. Как в этих условиях быть обычным людям?

А.В. Пустив первую волну в благоприятное теплое лето, мы бы в итоге вышли с меньшими потерями.  Но имеем то, что имеем. Я очень хочу достучаться до министра здравоохранения, чтобы уже сейчас защищать группы риска. Сюда принадлежит около 20 %.

В Украине 16% населения – люди 65+. Речь идет о 7 млн человек. К счастью, все эти люди не заболеют, но до 2 млн людей – очень вероятно.

М. Г. Подсчитать же можно. У вас нет денег на всех? Понимаем, украли, ладно. У вас нет смелости для все страны обратиться к русским и попросить: дайте вакцину? Ладно. Но у вас есть четко очерченное количество людей, которые могут попасть под удар в ближайшее время. Для них же можно пойти на уступки и сказать: а этим мы обязаны вакцины, для каждого продумать койку. Физически это возможно?

А.В. Абсолютно реально закупить вакцину для этих 8 млн людей, а все остальные пускай покупают вакцину за свой счет. К примеру.

М. Г. Что сегодня желательно держать дома каждой семье?

А. В. Еслиесть симптомы заболевания,начинать с одного противовирусного препарата. В Украине есть аналог российского арбидола – арбивир, который есть в аптеках за абсолютно умеренные деньги. Людям пожилого возраста и особенно сердечникам можно сразу пить в небольших дозах аспирин. Можно сорбенты для дезинтоксикации. Питьевой режим. Обязательно закалывания, физические нагрузки и дыхательная гимнастика.

М.Г. А в целом у Украины есть шанс быть в пуле стран, которые производят вакцину, а не стоят в очереди к американцам и еще кому-то с просьбой «ну продайте»?

А.В.  Нужны реальные усилия в этом направлении, потому что то, что мы делаем сейчас, это разные голословные заявления.

В Харькове есть единственный Институт микробиологии и иммунологии имени И.И. Мечникова, но там остались люди, которые еще могут разрабатывать вакцины. По какой-то странной случайности в Украине на период карантина сидит абсолютно уникальный человек – Николай Грановский. Это украинец из Днепра – он получил образование в Москве, уехал в Бразилию, где создал для Бразилии вакцину против гепатита B, которая была в пять раз дешевле европейского аналога, было выпущено в то время 300 млн доз. Для Бразилии он сэкономил несколько миллионов долларов.

По современным меркам, для создания вакцины «под ключ» уходит где-то порядка 1 млрд долларов.

Николай Грановский сегодня хочет 1 млн долларов и 150 м кв. для создания нескольких вакцин для гепатита B, C и коронавируса. Вакцины против гепатита C на сегодня в мире не существует – это будет абсолютно новая инновационная вакцина.

М.Г. имея ум практический, понимаю, что, если слова на счет горячего сезона подтвердятся, если мы получим больше полумиллиона смертей, которые не скроешь и не спишешь на агрессора, – это будут смерти в семьях; если на это наложить бардак в экономике, бардак на улицах, бардак в целом с понятием «Украина» как страна, — все это все превращается во взрывоопасную смесь, которая может уничтожить все вокруг. Смерти близких не прощают.

Посмотрите это интервью, Зеленский.

Пресс-служба СЛС